История

«Киношка» бабы Любы


         Любовь Ивановну Онищенко в «Кубанькино» знают все. Здесь ее ласково называют бабой Любой. Жизнь бабы Любы прошла в кино, но с той стороны кадра, и об этом она ничуть не жалеет, говорит, что в искусстве любая роль важна. Придя в кинопрокат в 1948 году совсем юной девчушкой, она оставила работу лишь в 2012: это была любовь с первого взгляда. Удивительная история жизни за кадром настолько прекрасна, что может выступить как сценарий для отличного фильма. Пленкой, которую она отреставрировала за время работы в кино, можно обернуть земной шар.

 

Любовь Ивановна, как Вы пришли в «Кубанькино»?

Меня  папа посылал к себе в сапожную. Я пошла в сапожную задники кроить. Вышла оттуда, иду и думаю: это же не моя работа! Мы жили тогда по Свердлова около Кооперативного рынка. Туда я и шла. Идет навстречу подружка и говорит:

Откуда ты?

Я отвечаю:

Да вот, хотела устроиться на работу, а там... Мужская это работа. 

Она говорит:

Знаешь, что, я была где — идем я тебя туда поведу.

И вот она меня повела на Ленина. Ей там не понравилось. Я пошла на угол Ленина и Красной. Около кинотеатра «Кубань», рядом с «Опереткой». И этот наш кинопрокат  находился внутри двора там. И там Валентина Митрофановна была. Я пришла к ней, мы поговорили. Она повела меня к Илье Кирилловичу, директору. У нас одно было здание, столы стояли...  Меня там выучили на монтажницу. Я сидела пленку проверяла. Пленка находилась в подвале, позади основного здания. Тогда много было черно-белой пленки.

Потом меня много раз посылали в Москву в Госфильмофонд, и в Ленинград. К другим монтажницам, реставраторам на повышение квалификации. Я и там работала. Всю жизнь потом реставратором была. Фильмы же разные, и черно-белую пленку нужно было реставрировать. А  цветную совсем по-другому. А потом уже присылали нам  американские  фильмы, они были такие потертые,   очень плохо реставрировались.

 

Расскажите, пожалуйста, подробнее о профессии реставратора.

Сейчас  ее уже нет. Пленки уже нету. Говорят, на диске эта пленка, на дисках. А такой пленки, привычной, нет. У пленки две стороны, одна только глянцевая. А другую чистить надо теплой водой, с порошком. Потом необходимо поместить в шкаф сушильный, в шкафу она сохнет. А уже из шкафа она выходит на специальный диск. А диск смачивается ацетоном. Ацетон быстро высыхает. И тогда уже уходит на баланс как новая пленка.

 

Любовь Ивановна,  Вы так долго работали, с 1948 по 2012 год. Есть ли за этот период какие-то награды, звания?

 

Не знаю, это все для меня не очень важно. «Ветеран Труда» звание есть, но что это? Так...

 

А когда Вы пришли в Краевую контору кинопроката  какие фильмы были популярны? Какая атмосфера была? Что Вам больше всего запомнилось?

Фильмов было очень много. И с телевидения люди приходили. Я им тоже что-то реставрировала. Девочки из монтажной  проверяли фильмы и давали мне потом реставрировать. Был плановый ремонт, предупредительный и экстренный. Много артистов приезжало, но я мало выходила из «Реставрации». Я там все время стояла — реставрировала. Из актеров Переверзева запомнила.

 

А что Вам больше всего нравилось в Вашей профессии?

  Ой, все нравилось! Все! Даже воздух. Я такая, что и сейчас бы работала. Мой самый любимый фильм «Москва слезам не верит» Владимира Меньшова. Очень по душе мне это кино.  Я и актеров всех знаю, и режиссеров, и про актерские семьи все. Журнал «Экран» я очень любила. Без кино не могу. Я как родилась в нем. К нам столько приезжало индийских актеров! До того много фильмов они тогда снимали. Хороших, многосерийных.

В 1953 году нам дали участок. Тот, где раньше располагалась площадь военторговская. Мы все вместе строили здание, где сейчас располагается «Кубанькино». И дом двухэтажный еще, где жилье сотрудникам дали потом. О кино долго разговаривать не могу — как начну рассказывать — так начну плакать. Это вся моя жизнь. Хочется опять на работу. Хотя бы просто постоять, воздухом подышать этим. Я там бы каждый день сидела, около любимой «Киношки».